Странности начались сразу же после смерти Навального

Известие о кончине Алексея Навального в России не вызвало никаких политических реакций. Ушел из жизни человек, который в свое время был весьма заметен в политической сфере.

Известие о кончине Алексея Навального в России не вызвало никаких политических реакций. Ушел из жизни человек, который в свое время был весьма заметен в политической сфере. Появились предположения: то ли сам, то ли ему помогли. Версии появились и так же утихли, вместе с самой новостью, которую из информационной повестки вытеснили сообщения из-под Авдеевки. Но, начались необъяснимые странности, правда, отнюдь не в гоголевском стиле.

Уже через полчаса после появления печальной новости проявился президент Латвии (есть такая страна на берегу Балтийского моря и там даже есть свой президент). Навальный, говорит президент, поплатился жизнью за свободолюбие.

Потом сразу самых тупых среди мужчин – генсек НАТО Столтенберг и глава Евросовета Шарль Мишель (гинеколог Урсула и Лиз Трасс – в женской категории): погиб невольник потому что боролся с диктатурой Путина, который его и убил в конечном счете.

Потом посыпались другие президенты и премьеры, а к ним присоединилась многочисленная политическая шушера.

Всех объединило одно: Навального убили. За что? А за то, что боролся он с режимом угнетения. Кто убил? Ну, конечно же, Путин.

Шум поднялся, и только в России пожимали плечами. А почему так «скромно»? А потому что умер человек, кем бы он ни был. Какой уж тут повод для шума! Тем более, в то, что его убил злой Путин, или из-за его занятости это сделал Мишустин, Володин, а может быть даже Матвиенко никто не верит.

Зачем Путину надо было убивать Навального? Даже в пору самого расцвета оппозиционера Всея Руси уровень его политической поддержки не превышал 6 процентов. Да, шумный, да малолеток собирал. Но за десять лет его политической карьеры так никого и не собрал. Малолетки, взрослея, меняли модели своего политического поведения, а огромная часть меняла и политические взгляды. Так что, никакой массовости не было – как тут можно «режиму» угрожать!

«Расследования» Навального странным образом касались только избранных, из-за чего складывалось убеждение, что Леша работает под заказ. Ну как он мог обойти такого знакового персонажа, как Чубайс! Ну да, досталось от Навального Алишеру Усманову, но Мойша Израилевич Чубайс наворовал в сотни раз больше, а уж как всю Россию, вместе с россиянами, ограбил! Но, нет, Навальный молчал.

После начала СВО вся его камарилья съехала с квартиры. На чужбине успела переругаться меж собой. Радовалась, что жадный вождь в тюрьме и не посягает на стипендию, которую зарубежные фонды хоть и сократили, но продолжали выделять на борьбу с тоталитарным режимом. В России ее голос был слаб, а всевозможные потуги организовать бузу настолько тщедушные, что их отслеживали разве что участковые, но условный Кремль при этом валерьянку не глотал.

Столтенберги, мишели, урсулы, шольцы и прочая шушера молчали – для них Навальный был совершенно не интересен. Он был списан, велся активный поиск других фигур. Даже президентше Беларуси Тихановской уделялось больше внимания, а про Навального все позабыли.

Он помер за пару часов до начала конференции по безопасности в Мюнхене, куда собрались все эти премьеры и президенты. И, о, чудо, там же оказалась вдова Навального. Случайно, волшебным образом!

А как она выходила на трибуну! Улыбалась, словно уже подсчитала, может быть, ей и помогли подсчитать, как теперь она станет символом убиенной в гулагах свободной мысли и распорядительницей счетов. Ведь всем была известна патологическая жадность бывшего предводителя, отчего страдали и вынуждены были подворовывать не только ближайшие сподвижники, типа Волкова, но и родная женушка жила в черном теле.

А тут она расцвела, на что обратили внимание даже в западных СМИ. Так случилось, что заехала наобум в Мюнхен, проходила мимо, а тут известие о смерти мужа. На минуту остановилась, а мимо пробегал Шарль Мишель, схватил ее за подол и потащил на трибуну. Вот ведь как бывает в жизни! Гоголь! Чудеса!

И сказала она со всей прямотой: режим погубил, смерть тиранам! Нет, она не в аэропорт – с мужем прощаться, а на трибуну, место занимать, а то ведь какой-нибудь шустрый из команды подсуетится, а жить-то на что-то надо!

Случилась смерть Навального как раз в тот день, когда Байден публично потребовал установить с Россией прямой диалог. Повод нашелся – вероятное размещение Россией ядерного оружия в космосе. В это не верит никто, но повод для публичного заявления есть. Ведь не может Байден признать, что надо решать украинский вопрос и другие проблемы. Россия же разобрана в хлам санкциями, да и как-то не к лицу лидеру свободного мира с тиранами обсуждать судьбу человечества. А вот контакт по поводу размещения ядерного оружия и найма на службу инопланетян – очень хороший повод начать закулисный торг.

И вот, как раз, в этот день помирает Навальный… Как теперь американская администрация может посметь что-то об установлении мира говорить! Ведь деньги в военное производство вложены, стратегии завоевания мира запущены, а тут такой облом! Нет, все это надо остановить! А как? Да показать всему миру, что с тираном Путиным нельзя вести никакие переговоры.

Схема эта настолько всем известна, что вряд ли в нее кто-то поверит. Впрочем, один раз она может сработать. Если вдруг, в автокатастрофе или от голубиного помета на голову внезапно скончается Зеленский. Тогда в это с облегчением поверят абсолютно все. Его вдова, в отличие от Юлии Навальной, будет плакать не на трибуне, а на могиле. Все молча выпьют. Зеленую футболку отдадут в музей, где ее потом благополучно съест моль.

И жизнь будет продолжаться. Как по Гоголю!

lifesmilegoess.ru