Вся правда о женских тюрьмах. Ни один мужик не продержался бы в них ни дня

В современные времена в женских исправительных учреждениях блатных женского пола (багдадка, как говорили раньше) практически не осталось.

В современные времена в женских исправительных учреждениях блатных женского пола (багдадка, как говорили раньше) практически не осталось. Конечно, среди массы женских арестантов есть авторитетные зэчки. В основном это те, которые неоднократно находились в местах лишениях свободы (рецидивисты, многоходки). В отличие от своих «коллег» – авторитетов-мужчин, они активно сотрудничают с администрацией и зачастую устраивают на зоне настоящий беспредел.

Еще одно отличие от сильного пола – это желание поскорее выбраться на свободу. Для осуществления этого желания все средства хороши и нет запрещенных приемов. Лучшее из средств – как можно активнее «стучать».

Жестокость слабого пола

Расскажу подробнее об авторитетных женщинах в тюрьме. Полицейская статистика свидетельствует о том, что женская преступность растет примерно на 5% в год. Причем прекрасная половина населения не разменивается по мелочам: до 30% женских преступлений – это особо тяжкие. Порой эти преступления весьма изощренные и жестокие. Любопытно, что жертвами женских преступлений, как правило, оказываются мужчины (не только мужья, сожители или собутыльники). Женский пол научился замечательно разбойничать в отношении сильного пола.

Если женщина до попадания на зону еще не обзавелась детьми, то она зачастую становится рецидивисткой и в дальнейшем неоднократно оказывается в местах заключения. Муж (если не он потерпевший) в большинстве случаев бросает женщину, и больше с «гражданской» жизнью преступницу ничего не связывает. Попадая на зону, женщина непременно сталкивается с авторитетными сидельцами, которые могут превратить ее жизнь за решеткой в настоящий ад.

Как стать авторитетом

Блатных зэчкек сейчас в России практически не осталось. В середине прошлого века они еще были, и сейчас можно увидеть на пляже милых бабушек с татуировками по типу «Умру за металл!», «КПСС – враг народа!». Назывались такие женщины «багдадками». Точное происхождение этого термина установить не удалось. Сейчас это слово современные осужденные практически не помнят.

Женских авторитетов зовут просто «многоходка». В принципе, достаточно и одной «ходки» (одного срока), если осужденная физически сильна и психологически агрессивна, то она уже может стать авторитетом. Это как раз одно из отличий женской зоны от мужской. Зачастую на женских зонах авторитет добывается просто грубой силой, в драке. Тогда как на мужских зонах – умом и безупречным, с точки зрения тюремных законов и понятий, поведением и нормальной, чистой репутации.

Понятия в женской тюрьме

Кстати, что касается понятий, то в отличие от воров, женские авторитеты на зоне работают. Конечно, не особо утруждаются, ведь важен сам принцип, а не работа. Кроме того, они делают еще одно недопустимое – «стучат». Да еще как! На женских зонах администрация извечную женскую тягу к сплетням использует на полную катушку. Из осведомителей, так сказать, возникает очередь. Почему так происходит? Только «сотрудничество» может позволить обрести осужденной авторитетный статус. Влияние администрации в женских зонах велико (в отличие от мужских), а потому непослушных обламывают в миг.

Как рассказала мне одна из осужденных, многоходки выслуживаются перед администрацией в первую очередь за материальные блага. Это и спокойная не пыльная работа, и сверхурочное свидание или возможность иметь сотовый телефон и многое другое. Есть и другие «бартеры» за ценную информацию о соседках. Прежде всего, женские авторитеты отличаются от воров тем, что тюрьма для них все-таки не дом родной, и на волю выбраться они очень даже мечтают. И как можно скорее. Поэтому лучшая плата за «сотрудничество» со стороны администрации – рекомендация в суд об условно-досрочном освобождении. И в этом отличие от блатных – правильный ЗЭК должен отсидеть свой срок от звонка до звонка.

Польза женских сплетен

Что касается сотрудников женских исправительных учреждениях, то, понятное дело, их такое положение дел более чем устраивает. Тотальная слежка друг за другом исключает возможность побегов и даже всяческих мелких нарушений установленного режима.

Такой пример. В одной колонии, где запрещено приносить из столовой чай в барак, одна из зэчек все-таки сделала это. Уж очень холодно было, и хотелось хоть как-то обогреться. Уже через минуты к ней пришли. Понятное дело, такая нервная и нездоровая обстановка, которую создают многоходки, провоцирует скандалы и конфликты между осужденными. Тем более что они – женщины. Прекрасно известно, что даже две «прекрасные половинки», пусть даже и находящиеся в родственной связи, не уживаются на одной кухне. А тут несколько сотен, и все они находятся в узком пространстве.

В современные времена в женских исправительных учреждениях блатных женского пола (багдадка, как говорили раньше) практически не осталось.-2

Непростая жизнь в женских колониях

Как рассказывали осужденные одной из колоний, конфликты между зэчками на бытовой почве возникают ежедневно. Если продолжать сравнение разнополых авторитетов, то мужские как раз стараются ничего подобного не допускать: соблюдение определенного порядка – одна из их задач. Многоходки – это совсем другое дело. Нанести кому-нибудь увечья они могут просто из-за плохого настроения. В такие критические дни продыху от них нет, говорят беседовавшие со мной осужденные.

Так, одна из них, назовем ее Оля, рассказала следующее: «Меня спасло только то, что я немного сама отмороженная. Попала на зону за то, что совершала разбойные нападения на мужиков. Очутившись здесь, я обалдела от зверств многоходок. Меня тут же попытались подчинить. Слушаться ни в коем случае нельзя, это мой совет новичкам. Иначе попадешь в настоящее рабство. Одна из авторитеток назвала меня мерзавкой. Я сделала «оборотку». После этого от меня отстали‚ но ведь не все такие решительные как я».

Ей вторит заключенная Алла: «Если ты «греешь», то еще ничего, тебя терпят. Но мне никто ничего не шлет: поэтому могут ни за что нанести побои, заставить выполнить какую-нибудь грязную работу». Осужденная Елена говорит, что притом, что в банный день в их колонии на мытье отводится всего час на отряд, многоходки моются первыми и минут 45. Остальные выкручиваются кто как может за мизерные для женщин 15 минут.

Отношение администрации

Что касается позиции в отношении этого администраций колоний, то они делают вид, что ничего подобного нет, потому что просто не может быть. Понятное дело, сотрудники колоний все знают, но, по их мнению, лучше выбрать меньшее из зол. Ведь куда неприятней для них массовые и организованные бунты заключенных. Тут и звездочки с погон могут полететь. Умасленные же многоходки этого никогда не допустят и держат зону в жестких ежовых рукавицах.

У нас есть еще несколько историй, статьи про которые совсем скоро выйдут на нашем канале. Подписывайтесь, чтобы не пропустить!

Поддержите статью лайком – обратная связь важна для нас

lifesmilegoess.ru
Вся правда о женских тюрьмах. Ни один мужик не продержался бы в них ни дня
Нижнюю боковую больше не беру
Нижнюю боковую больше не беру: пассажирка сверху трижды спускалась к столику, но я отомстила